Восстановление старого имперского законодательства

08.02.2016

Восстановление старого имперского законодательстваВосстановление старого имперского законодательства было объявлено в ФРГ временной паллиативной мерой, вызванной денацификацией права, за которой должна была последовать широкая реформа германского права и системы правосудия. А пока гражданам ФРГ предлагалось, уповая на грядущую демократизацию, довольствоваться законодательством, которое, даже по свидетельству буржуазной прессы, являлось «последним бастионом инквизиционного процесса средневековья»69.

В таких судебных процессах в ФРГ в качестве подсудимых предстают, как правило, члены различных общественных организаций, объявленных властями антиконституционными, террористическими, преступными и т. п. Именно факт членства в этих организациях в большинстве случаев и является юридическим основанием для возбуждения уголовного преследования, ибо собственно деяние подсудимого, рассматриваемое вне связи с членством в организации, может быть по западногерманским законам правомерным. В этих условиях перед адвокатом открываются две возможных защитительных позиции. Первая — решительное отмежевание подсудимого от деятельности организации с доказыванием его непричастности к ней. И вторая — полная солидаризация с организацией с доказыванием конституционности ее целей и задач. В последнем случае усилия защитника направляются на то, чтобы предметом судебного разбирательства стала политическая платформа организации.

Официозная юридическая доктрина недвусмысленно рекомендует первую защитительную позицию. Однако прогрессивные адвокаты ФРГ, выступающие в политических процессах, решительно отвергают подобную рекомендацию. Западногерманский юрист X. Ханновер пишет: «Задача защиты в политическом процессе заключается в том, чтобы предметом судебного разбирательства стала сама организация и ее политические цели… Иное означает капитуляцию в классовой борьбе»73. Именно такой капитуляции и добивался западногерманский законодатель, принимая Закон от 20 декабря 1974 г. «О дополнении первого закона о реформе уголовно — процессуального права». Защита, построенная на отмежевании подсудимого от деятельности организации, нашла в его нормах самые благоприятные возможности. В то же время принципиальная защитительная позиция натолкнулась на многочисленные и разнообразные правовые рогатки.