Уголовное дело в целом

06.02.2016

Уголовное дело в целомНо даже тогда, когда уголовное дело в целом рассматривается в присутствии публики, суд по своему усмотрению может проводить допрос свидетелей в закрытом судебном заседании. Такого рода препарированная гласность приводит к тому, что присутствующие в зале судебного заседания часто не имеют возможности не только составить свое мнение о надлежащем решении по делу, но и просто понять его содержание. Таким образом, говорить о гласности судебного разбирательства во Франции можно лишь непременно со ссылкой на ограниченность сферы ее применения. Многочисленные ограничения принципа гласности существуют и в итальянском судопроизводстве. Здесь законодатель пошел по пути высокой избирательности при допуске публики в зал судебного заседания. Председательствующий вправе, в частности, удалить из зала суда всех подозрительных и даже тех лиц, присутствие которых он не считает необходимым. Это дает ему практически неограниченные возможности для формирования аудитории по своему усмотрению, зависящему в конечном счете от его классового правосознания. Более всего политическая направленность маневрирования институтом гласности выявляется в возможности назначения закрытого судебного заседания при угрозе публичных манифестаций как реакции на решения суда. Отказ от гласности в подобных случаях наглядно свидетельствует об антинародном, антидемократическом характере буржуазной юстиции. Существенным ограничениям и изъятиям подвергается принцип гласности, декларированный ст. 169 Закона о судоустройстве ФРГ. Особенно это касается заключительной фазы производства по уголовному делу в суде первой инстанции — провозглашения приговора. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что приговор может быть провозглашен по прошествии определенного времени после закрытия судебного заседания — спустя четверо суток. Но и в течение этого срока закон не обязывает суд составить приговор. Провозглашение может ограничиваться лишь его резолютивной частью и необходимыми устными разъяснениями. Мотивировочная же часть приговора, согласно ст. 257 Уголовно-процессуального кодекса ФРГ, должна быть составлена не позднее семи суток после его провозглашения. Однако этот срок зачастую нарушается. По данным Всесоюзного научно-исследовательского института советского законодательства, «на практике считается вполне допустимой задержка в написании приговора в течение нескольких месяцев»48.

Сходная ситуация сложилась и в Англии.