Своеобразие логических построений

25.12.2015

Своеобразие логических построенийОднако своеобразие логических построений — частное дело автора приведенного высказывания. Иное дело, когда подобного рода идеи воплощаются в практике уголовной юстиции. Об этом недвусмысленно пишут представители радикального крыла английского юридического корпуса К — Э. Коуэн и П. Б. Картер, которые отмечают, что поощрение нарушений закона при собирании доказательств «означает установление принципа, в соответствии с которым цель оправдывает средства и из которого следует, что государство может потворствовать совершению одного преступления ради раскрытия другого»62. И в своем мнении Коуэн и Картер не одиноки Как известно, после второй мировой воины активизировалась борьба трудящихся стран капитала за демократизацию общественной жизни. Не обошла она стороной и проблему гарантий прав личности в системе правосудия. В результате в середине пятидесятых годов в деятельности юстиции стран общего права обнаруживается тенденция к пересмотру доктрины о допустимости доказательств, полученных с нарушением закона, в сторону ограничения сферы ее применения. Но подход к решению этой проблемы в разных странах оказался различным. Если в США ограничивающая тенденция, хотя непоследовательно и с многочисленными рецидивами старого, все же довольно отчетливо проявилась в ряде решений федеральных судов, то английское судопроизводство в этом отношении оказалось наиболее консервативным. Сказанное, конечно, не означает, что она совершенно не коснулась Англии. В 1955 году в прецеденте по делу Кьюрумэ лордом Годдардом было сформулировано правило, на которое с тех пор ссылаются английские суды и которое и поныне считается в Англии высшим достижением правовой мысли и оценивается как прогрессивное: «Доказательства, полученные с нарушением закона, могут быть исключены по усмотрению судьи, если строгое правило о допустимости таковых будет действовать несправедливо по отношению к обвиняемому»63. Очевидно, лорд Годдард считает, что такое действие на обвиняемого «строгое правило о допустимости» оказывает не всегда. Но тогда возникает вопрос, каким образом правило, допускающее беззаконие, может действовать справедливо по отношению к пострадавшему от такового?