Современная западногерманская юстиция

24.12.2015

Современная западногерманская юстицияСовременная западногерманская юстиция склонна придавать этой норме ограничительное значение. Запрещенным считается только грубый обман, связанный с подавлением свободы воли и свободы волеизъявления обвиняемого. «Тонкий» же обман, по распространенному мнению западногерманских юристов, не может быть запрещен. Провести различие между тем и другим весьма затруднительно даже в теории, что же касается практики, то здесь никто и не пытается это делать, что открывает самые широкие возможности для обмана обвиняемых вопреки точному смыслу § 136-а Уголовно-процессуального кодекса ФРГ. В результате обман практикуется в самых различных формах: сообщение обвиняемому о том, что соучастник сознался, хотя в действительности последний не давал никаких показаний; использование заблуждений обвиняемого, его ошибочных представлений и построение на них дальнейшего допроса; выражение ложного сочувствия обвиняемому; постановка наводящих вопросов и др.

Распространена практика неполной или неправильной информации арестованного о его процессуальных правах. Нередки случаи, когда арестованный не ставится в известность о принадлежащих ему по закону привилегии против самообвинения, праве отказаться от дачи показаний, праве на юридическую помощь защитника и его присутствие на допросе и др. Иногда информация о процессуальных правах обвиняемого преподносится ему в столь туманных выражениях, что фактически исключает правильное их понимание лицом, не посвященным в тонкости юридической техники. Причем зачастую она сопровождается такими комментариями, которые отнюдь не способствуют правильной ориентации арестованных в своих процессуальных правах и возможностях. Американский юрист Дж. Грул исследовал судебную практику отдельных штатов США по делам, в которых были обнаружены отмеченные нарушения закона полицией при проведении допроса подозреваемого. Результаты этого исследования представлены в таблице 2.

Риведенные данные показывают, что в 51% всех изученных случаев обнаружения факта неправильного информирования арестованного о его процессуальных правах суды оставляют это нарушение без необходимой юридической оценки и соответствующей процессуальной санкции.