Реформа буржуазной уголовной юстиции

12.01.2016

Реформа буржуазной уголовной юстицииВ реформе буржуазной уголовной юстиции достаточно явно обнаруживаются реакционные тенденции, которые даже в случае неудачи программы реформы, несомненно, окажут — и, как свидетельствует практика, уже оказывают — значительное влияние на текущее законодательство, правотворчество судей, уголовно-процессуальную деятельность органов юстиции. Именно с этой точки зрения можно говорить о реформе буржуазной юстиции как о реальном явлении. И именно поэтому принятые законы и обсуждаемые ныне в парламентах и на страницах юридических изданий законопроекты об уголовном судопроизводстве представляют значительный интерес как отражение кризисных явлений в буржуазном уголовно-процессуальном праве и, что не менее важно, доминирующих направлений развития судебно-полицейской практики, с которыми связываются тщетные надежды на выход из существующего кризиса.

Определяющее влияние идеологических факторов на правоприменительную и правоохранительную сферы неоспоримо. Органы юстиции составляют ту часть механизма классового принуждения, которая наиболее глубоко и непосредственно испытывает на себе воздействие господствующей идеологии. Речь в данном случае идет не о влиянии идеологии и политики господствующего класса на содержание применяемого закона, а о «прямом воздействии идеологии на правоприменительный процесс, о роли идеологического фактора в выборе применяемой нормы, ее толковании, квалификации доказательств, определении санкции и т. д.»1.

Такая систематика представляется достаточно обоснованной, хотя и допускающей, по нашему мнению, определенные дополнения, суть которых сводится к следующему. Поскольку совокупность активных субъектов правоприменительной деятельности отнюдь не исчерпывается судьями, то следует учитывать идеологические ориентации не только судейского корпуса, но и должностных лиц других правоприменительных органов, и прежде всего служащих полиции. С учетом этого замечания проанализируем современное состояние законности в практической деятельности карательных органов как критерия истинности буржуазных идеолоУических деклараций.