Гласность судопроизводства

28.12.2015

Гласность судопроизводстваГласность судопроизводства при условии ее реального воплощения, безусловно, представляет собой одну из важнейших гарантий правосудия. Однако ее нормативная основа и практическая реализация в судопроизводстве капиталистических стран изобилуют столь существенными отступлениями от основной идеи гласности, что она утрачивает качество обязательности и приобретает лишь частное значение.

Наглядным свидетельством тому могут служить некоторые явления в судебной системе Франции. Как известно, изданный в результате реформы французской уголовной юстиции Уголовно-процессуальный кодекс 1958 года значительно расширил дискреционную власть председателя суда, в результате чего последний может принимать процессуальные решения, зависящие от его собственного усмотрения. Статья 310 Кодекса 1958 года предоставила ему право «принимать любые меры, которые он считает полезными для установления истины». При этом позиция асессоров и присяжных значения не имеет и во внимание не принимается. Более того, единоличное решение председателя в ряде случаев имеет преимущественное значение перед коллегиальным решением суда. Председатель вправе удовлетворить ходатайство, в котором суд большинством голосов отказал. Это в полной мере относится и к вопросу о гласности судебного разбирательства. В его решении присяжные не участвуют. Председатель суда наделен широкими полномочиями — назначать уголовные дела к слушанию в закрытых судебных заседаниях, если иное, по его мнению, может нанести ущерб общественным интересам или противоречит целям правосудия. Совершенно очевидно, что для изощренных в судебной казуистике профессионалов не составляет особого труда подогнать под эту каучуковую формулировку практически любое конкретное уголовное дело, коль скоро оглашение его материалов наносит ущерб их классовым интересам.