Деятельность федеральной юстиции

29.12.2015

Деятельность федеральной юстицииПо сообщениям американской прессы, в последнее время правящие круги США предприняли настойчивые попытки распространить подобное положение и на деятельность федеральной юстиции. В 1983 году вашингтонская администрация обратилась в Верховный суд США с ходатайством о легализации доказательств, обнаруженных во время незаконного обыска. Условием их допустимости предлагалось считать убежденность полиции в законности своих действий в момент их осуществления. Последующее установление противоправности обыска не должно, как отмечается в обосновании ходатайства, вести к исключению доказательств, полученных с нарушением закона. В 1984 году ходатайство было рассмотрено Верховным судом США, признано достаточно обоснованным и удовлетворено. Отныне незаконные обыски с благословения высшей судебной инстанции страны становятся общераспространенным в полицейской практике способом собирания судебных доказательств. Таким образом, несмотря на наличие ряда прецедентов, устанавливающих строгие процессуальные требования к допустимости вещественных доказательств, американская судебная практика в конечном счете вернулась к классическому англосаксонскому образцу. С началом реформы права в США реверансы в сторону общественного мнения, требовавшего строгого соблюдения Билля о правах 1791 года, и в частности права на неприкосновенность жилища, бумаг и имущества от необоснованных обысков, постепенно сменились откровенно реакционной тенденцией, фактически поощряющей полицию к бесцеремонному обращению с законом.

Несколько иначе современная буржуазная судебная практика регулирует вопросы допустимости личных доказательств, полученных с нарушением закона. Классическое в англосаксонском уголовном процессе правило, возникшее еще в первой половине XIX века в рамках общего права и неоднократно подтверждавшееся впоследствии многочисленными прецедентами, формулируется следующим образом: «Признание обвиняемого, полученное с нарушением закона, является допустимым доказательством его виновности, если оно сделано свободно и добровольно, т. е. без притеснения или угрозы со стороны должностных лиц».